Статья — рассказ от лица внука о Герое, человеке, прошедшем всю Великую Отечественную войну, Манукян Левоне Нерсесовиче

Манукян Левон Нерсесович

«Орден в твоём доме»: о моём прадедушке

Мой прадедушка, Манукян Левон Нерсесович (в интернете указан своими боевыми товарищами как Недесович), старший лейтенант КВУ 2-го дивизиона 320 ГАП. До недавних пор о нём нам было известно очень немногое. Помнится, как в кругу семьи, в уютной обстановке каждое 9 мая вспоминали нашего прадедушку, смотря на его фотографию. Дедушка всегда был очень грустным в этот день — ведь именно 9 мая 1945 года, добравшись до Австрии, погиб его отец.

Левон Манукян до войны был актёром, играл в театре, был очень весёлым, отзывчивым и творческим парнем, его брат играл на музыкальном инструменте кемане. Недавно мы обнаружили в интернете статью о нём, написанную его боевым товарищем — участником Великой Отечественной войны, Марком Натановичем Шварцманом. Газета «Наше Ховрино» № 3 (91), июнь 2013 года, пишет о М.Н. Шварцмане: «За заслуги перед родиной ветеран награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, имеет 23 медали, ему присвоено почётное звание „Ветеран труда“. М.Н. Шварцман долгое время был представителем Московской группы ветеранов 7-й артиллерийской дивизии РВГК, членом Президиума объединенного Совета ветеранов гвардейских миномётных частей и артиллерии РВГК при МГК ветеранов войны и членом Президиума Совета ветеранов 3-й Гвардейской армии» [1, c. 3]. Оказалось, что сын Марка Натановича, Александр, занимается усердной работой личного сайта М.Н. Шварцмана. И сегодня на этом сайте можно увидеть и прочитать бесценные публикации и рассказы М. Шварцмана о своих боевых товарищах и военных воспоминаниях, также очень много опубликованных фотографий с фронта. Со слезами на глазах я читаю рассказы о моём прадедушке, и что больше всего удивило и до глубины души тронуло — это фотографии прадедушки с однополчанами.

Они познакомились в 1944 году, был конец декабря. В своём рассказе, посвящённом отдельно моему прадедушке, Марк Натанович делится с нами о своих первых впечатлениях, когда прибыл в новый коллектив. Их полк северо-западнее от Будапешта занимал позиции на танкоопасной территории. Вместе с прадедушкой Левоном они ехали в кузове штабного Студебеккера. Было очень холодно и дул сильный ветер. «В кузове было тесно, от неудобной позы иногда сводило судорогой ноги. На остановке, когда можно было немного размяться, я сделал Левону первую „медицинскую процедуру“ — примитивный массаж икр», — рассказывает М.Н. Шварцман [4]. После они разговорились, рассказали друг другу о себе. Прадедушка Левон рассказал своему «соседу», что занимался виноградниками и работал до войны агрономом в винодельческом совхозе, что имел семью и двоих маленьких детей.

Левон был старше примерно на десять лет. Ему было тогда тридцать два года, а Марку Натановичу около двадцати одного, примерно так же, как и большинству офицеров их дивизиона. М.Н. Шварцман пишет: «Старш

 

ий лейтенант Манукян относился к категории „старичков“ и казался мне весьма пожилым, солидным, строгим и неулыбчивым» [4]. Глубоко вздохнув, невольно задумываюсь… А ведь по рассказам «старших», прадедушка всегда был весёлым и улыбчивым, и на всех фотографиях он улыбается… грустными глазами. Марк Натанович последующие несколько месяцев много общался с прадедушкой, поскольку тот являлся командиром взвода управления второго дивизиона. М.Н. Шварцман пишет, что, несмотря на внешнюю строгость Л.Н. Манукяна, у него были очень доброжелательные отношения с командирами дивизиона и товарищами из полка. У него в подчинении были разведчики, топографы, связисты. Он ценил всех, и, несмотря на строгость и требовательность, всегда старался налаживать конфликтные ситуации путём понимания, справедливости и человечности.

Хочется процитировать душераздирающую историю, рассказанную Марком Натановичем: «Вспоминаю, как Левон опекал нашего разведчика Сашу Мальцева. Он при мне предлагал Саше, воспитаннику детского дома, поехать после войны на постоянное жительство к нему в совхоз, обещая обучение специальности винодела, кров над головой и отеческую поддержку в своей семье. Вместе с Левоном мы со слезами хоронили Сашу, не дожившего до Победы две недели».

Было 6 мая 1945 года, полк находился в небольшом австрийском городке Фюрстенфельде. Маленькой группой офицерами дивизиона отмечали 24-летие комбата Георгия Эрна. За столом были М.Н. Шварцман, Галин, Пушкарь и Левон Манукян. М.Н. Шварцман вспоминает: «Во время застолья Левон Манукян рассказал, что, по-видимому, на днях опять пойдём на запад». Тогда никто не предполагал трагическую участь за несколько часов до оглашения Победы.

Цитируя воспоминания сержанта 320-го гаубичного артиллерийского полка Целебровского Милия Николаевича, невольно представляется всё перед глазами: «Восьмое мая 1945 года. Солнечный день. Небо — голубое, васильковое. Все деревца и кустики уже давно, ещё с середины апреля, оделись густой листвой. Зазеленело вокруг городка и поля. Только асфальтовая дорога, ведущая к другому маленькому австрийскому городку, траурной лентой разрезала это дивное, бурно зазеленевшее поле».

1945 года, 8 мая, утром, разведгруппа прадедушки Левона подорвалась на мине. Были убиты Виктор Сидоренко, командир дивизиона, и его ординарец, разведчик Вяся Ляпин, также и собака была убита, которую нашёл и приютил Марк Натанович, даже есть версия из рассказов М.Н. Шварцмана о том, что именно собака зацепила протянутую поперек дороги растяжку от мины, но истину знать никто не может. Мой прадед, который был рядом с ними, получил очень тяжелое ранение в области живота и тазовых органов. «Я пытался оказать Левону посильную первую помощь, — рассказывает М.Н. Шварцман, — но ранение грозило летальным исходом и единственной остающейся возможностью попытаться спасти Левона, было срочное хирургическое вмешательство».

Ближайший армейский госпиталь находился в селении Деберсдорф. И он повёз туда раненого Левона. «Эта поездка до мельчайших подробностей осталась в моей памяти. Левон был без сознания, хрипло дышал, пульс почти не прощупывался. Обычно смуглое его лицо было серо-пепельного цвета. Я понимал, что жизнь Левона уходит в небытие, а помочь практически не мог. Единственной возможностью было поддержание сердечной деятельности инъекциями и борьба с болевым шоком», — вспоминает М.Н. Шварцман. В последние минуты жизни прадедушки Марк Натанович находился с ним вместе, они были вдвоем в кузове Студебеккера, где прадедушка лежал на носилках. Не описать те чувства и эмоции, которые переполняют душу в тот миг, когда я читаю эти рассказы и воспоминания о прадедушке Левоне. Читая и цитируя воспоминания Марка Шварцмана, задумываешься невольно о многом: о жизни, дружбе, преданности, чести… «Я поддерживал его голову навесу, чтобы смягчить неминуемые толчки на неровностях дороги. Минут через десять Левон открыл глаза, узнал меня и попытался пожать мне руку. Говорить он не мог, и через минуту-другую снова потерял сознание. Я понимал, что теряю товарища. Перед въездом в Деберсдорф Левон в последний раз приоткрыл глаза и попытался что-то сказать. По щеке его скатилась слеза. Я тоже заплакал от бессилия помочь. Руку мою продолжала сжимать холодеющая рука друга», — вспоминает Марк Натанович Шварцман. Они проехали до госпиталя оставшиеся километры, но там не смогли его спасти. Прадедушка Левон скончался. В отделении ПХГ предложили оставить труп, но Марк Натанович повёз тело обратно в дивизион, чтобы, как пишет сам автор, «достойно похоронить вместе с Витей Сидоренко и Васей Ляпиным».

Всех троих похоронили 11 мая 1945 года в поселке Санкт-Рупрехт, это место находится в окрестностях столицы Австрийских Альп города Граца. М.Н. Шварцман рассказывает: «Они не дожили до Победного 9 мая одни сутки. Сейчас, через шесть десятков лет, с болью вспоминаю подробности нашей последней совместной поездки из Фюрстенфельда в Деберсдорф. Я оказался тогда единственным однополчанином, находившимся рядом с Левоном в последние минуты его жизни».

Изучая все эти подробности, хочется ещё больше знать историй, связанных как с прадедушкой, так и с другими великими героями, благодаря которым мы сегодня имеем чистое, свободное и светлое небо над головой. Я безгранично благодарен Марку Натановичу Шварцману за его героизм и за то, что он сейчас жив и пишет о своих однополчанах и боевых товарищах. В ближайшем будущем я очень хочу съездить в то место, где был похоронен мой прадедушка Манукян Левон Нерсесович.

Вечная и светлая память этим великим людям!!! «Да здравствует день всенародного торжества — Праздник Победы!».

Автор статьи: Леон Агаджанян, актёр театра и кино, кандидат культурологии (первая публикация в сборнике статей «А музы не молчали: вклад отечественной культуры в великую Победу»)

Источник:  armmuseum

18.05.2020