В Армении начали перерабатывать старые кабели

Все больше кабелей и проводки Армения производит сама. Для этого за рубежом закупают готовую медь, а дома – медный лом. А не так давно на одном из заводов решили перерабатывать не только чисто медный лом, но и старые кабели.

Старые кабеля перерабатывают в мире уже давно. В Армении этого не делали по простой причине: в республике не было своей кабельной промышленности. После распада Союза Ереванский кабельный завод почти не работал.

Сейчас уже действует одно среднее и несколько небольших предприятий по выпуску кабеля. Работают они на привозной меди, но принимают на переработку и металлолом.

«А какое-то время назад мы подумали: ведь можно перерабатывать не только медь, но и кабели. Тогда можно получать сразу два продукта: и медь, и ПВХ с оплетки проводов. Медь снова идет в дело. А ПВХ можно сдавать обувным цехам, для подошв. Или, например, делать коврики для дверей. Это, думаю, сможем и сами», — говорит основатель кабельного завода «Ин-Ви лайн» в Ереване Ваагн Тадевосян.

10-15 лет назад Армения почти полностью импортировала кабель. Для линий высокого напряжения его по-прежнему завозят. А вот бытовой электропроводки теперь больше местной, чем привозной. За счет этого в республике появилось более ста рабочих мест. А вывоз медного лома сократился. Если шесть-семь лет назад из Армении в год вывозили по 4 – 4,5 тысячи тонн медного лома, то в 2016-17 годах – вдвое меньше. Помогли этому и экспортные пошлины, которые действуют на черный и цветной металлолом: 80 тысяч драмов – на тонну черного, 100 тысяч — цветного. Правда, она не очень высока: 100 тысяч драмов – это чуть больше 200 долларов, то есть не больше 15-20% стоимости лома, цена тонны которого начинается от тысячи долларов.

«У нас работает несколько десятков человек», — говорит Тадевосян. – «Правда, сетевые кабели для интернета пока не выпускаем. На них уходит намного больше труда. Но думаем выпускать и такие’ И не только из меди или алюминия, как сейчас, а и оптические, из стекловолокна. Это на потом. А сейчас выпускаем и бытовую проводку, и кабели большого диаметра, от подстанций к многоэтажным зданиям», — говорит он.

На внешний рынок работать пока не удается: рядом есть Турция. Своей медной руды там не очень много, но кабелей здесь выпускают, что называется, немерено. Поэтому куда ни оглянуться, все пути экспорта перекрыты.

«Ближние к нам страны Евросоюза, Румыния и Болгария, закупают турецкий кабель. Ирак и Сирия – тоже. В Сирии сейчас его начали много закупать: отстраивают города. Во все эти страны продает кабель Турция, причем давно и много. Конкурировать с ними практически невозможно. В соседней Грузии – то же самое. Ну, а в России всегда было свое производство, и сейчас есть», — говорит Тадевосян.

Тем не менее, на внутреннем рынке покупателей хватает, заверяет он. Это и промышленные предприятия, и сети бензозаправок, и электросети в Карабахе.

«Много трудностей прошли. Но не сдались, работаем. Если со стороны посмотреть, то все легко и просто. Но пока этот путь сам не пройдешь, а будешь сидеть и смотреть, то не поймешь, как все на самом деле. Первые шесть лет производство не давало дохода. И такое было. А только как без производства? Может страна без него прожить?», — спрашивает Тадевосян.

«Многие просто так эти слова говорят, галочки ради. Просто потому, что красивые слова. А вы спросите у наших рабочих, где они раньше работали. Кто грузчиком, кто в магазине — где придется. А теперь у каждого есть специальность. Не так уж это плохо, мне кажется. Сами принимаем, сами учим. Благо мастера хорошие есть. Есть у нас люди, которые еще в советское время работали на Ереванском кабельном», — говорит он.

Кое-где в инструментальном цеху остались даже советские станки. И работают совсем неплохо. А рядом с новыми, зарубежными, попадаются и армянские (с советского времени в Армении остались и несколько станкостроительных заводов). Один-два станка на заводе собрали сами рабочие.

«Приглашали мы практикантов и из Политеха. Надеемся, приведут к нам студентов на практику. А то что за инженер, если четыре года проучился и ни разу станка не видел!», — добавляет Ваагн.

А пока придут студенты, он приводит сюда школьников из средних и старших классов.

Тем временем конвейеры на заводе накручивают кабель каждый день, круглый год.